В Волгодонске потеряли крематорий для домашних животных

В Волгодонске потеряли крематорий для домашних животных

Интересный вопрос в очередной раз подняли на внеплановой комиссии по ЖКХ, благоустройству, энергетике, транспорту, связи и экологии в Администрации Волгодонска – утилизация домашних животных. Чуть ранее мы как раз писали, что администрацию обязали стереть с лица земли на Жуковском шоссе несанкционированное кладбище домашних питомцев.
В соответствии с п.1.4 Ветеринарно-санитарных правил, «биоотходы», коими числятся Барсики и Тузики, положено утилизировать силами владельца. Аналогичная ситуация и с фермерами, чьи сельско-хозяйственные животные погибли по каким-либо причинам. Все – сами. Ответственность за бездомных животных возлагается на коммунальные службы города. Также, согласно этим правилам, биоотходы должны утилизироваться путем обеззараживания в биотермических ямах, сжиганием или, в исключительных случаях, захораниваться в специально отведенных местах. И тут выясняется, что крематория для выполнения этих правил у нас нет, кладбища домашних животных тоже уже нет (оградки снесли, а землю якобы рекультивировали). А трупы павших по тем или иным причинам бездомных животных собирает по городу и забирает на утилизацию некий ИП Зайцев А.В. из Сальска (ближний свет, правда?). К слову, именно по причине того, что ИП Зайцев А.В. – предприятие иногороднее, погибшие животные по несколько дней «радуют глаз» на обочинах дорог и улицах города. Кстати, есть еще один вариант – обратиться в государственную ветклинику на Пионерской и там, за отдельную плату, в зависимости от размера животного, его кремируют. Вот только снова вопрос – где? В Сальске, Мокром Батае или Новошахтинске?
Директор Департамента строительства и городского хозяйства Александр Кондратюк пообещал вопрос решить. Оно и правильно, ведь нет логики в том, чтобы отдавать немалые деньги неизвестному ИП из Сальска, когда где-то в воздухе витает информация о том, что некогда у нас был свой крематорий для животных. Теперь главное его найти…

Детская парикмахерская «Лёвушка»